Психология человеческого невежества

Ковалев Сергей Викторович

Этот вопрос – об этаком не просто глупом, но еще и агрессивном человеческом невежестве – мучил меня, как говорится, с давних пор. Но с течением времени он как бы переоформился в три, на мой взгляд, важнейших. Почему не очень-то ученые люди, мало что смыслящие в каком-то вопросе, легко и охотно выступают экспертами в оном?  Почему весьма даже обученные ученые являются столь консервативными в принятии чего угодно нового? И, наконец, почему масс-медиа не просто охотно, но еще и целеустремленно занимаются искажением реальности, упорно выискивая и вытаскивая именно (и прежде всего…) негативную информацию, а также дают негативную интерпретацию информации позитивной?..

Учтите, в первую очередь я, как профессиональный «душелюб и людовед», искал психологическое объяснение этих феноменов: то есть то, что лежит за пределами привычной констатации злонамеренности. Во-первых, потому, что в своих реакциях на проявление пусть даже агрессивного невежества и грубости, всегда ориентировался на известную мудрую мысль: не ищите злого умысла в том, что вполне объяснимо банальной человеческой глупостью. А во-вторых, оттого, что именно причуды человеческой психики – в общем-то, абсолютно иррациональной – и интересовали меня здесь больше всего…

Небольшая преамбула перед тем, как я перейду к делу. Дело в том, что эту статью можно считать и как бы продолжением вышедшего несколько месяцев назад моего материала «Психология человеческой глупости». В котором постулировалось, что люди, которые своими действиями и мыслями наносят вред и себе, и другим, только и могут именоваться глупцами. Потому что, если они приносят пользу другим, но вред себе, они являются типичными «лохами»; а если наносят вред другим, принося пользу себе, то выступают преступниками. Действительно же умным может считаться только тот, кто своими действиями и мыслями приносит пользу и себе, и другим… Вот я и попытался понять, почему у нас так много глупцов, лохов и откровенных информационных преступников, тогда как подлинно умные (то есть приносящие пользу и другим, и себе) и в нашей стране, и за ее пределами просто вымирают, как пресловутые динозавры…

Теперь давайте приступим к ответам на поставленные в начале статьи вопросы, начиная с первого. Ни для кого не секрет, что с распространением всеобщего среднего образования, а, главное, интернета, у нас что-то слишком уж расплодились «знатоки», способные судить, рядить и рассуждать на любые, в общем-то, не профильные для них темы: от педагогики и психологии до экономики и политики. Так вот, оказывается, что все это происходит в полном соответствии с так называемым эффектом Даннинга-Крюгера, согласно которому некомпетентный человек не может понять, что он некомпетентен. То есть все эти «диванные эксперты» действительно далеко не всегда злонамеренны в своих оценках и суждениях (чаще всего переходящих в осуждение). Они просто не могут осознать, что для оценки чьей-то компетентности в любой области нужно самому быть в ней компетентным! Отсюда толпы самодовольных тупиц, кичащихся своим интеллектом, и тьма дилетантов, глаголящих о своем высочайшем профессионализме. Которые не только могут делать это выгоды себе для, но и просто зачастую истово верят в свою, на самом деле, отсутствующую и не существующую компетентность.

 

Почему это так? Да потому, что здесь наглядно проявляется феномен так называемого иллюзорного превосходства (другое наименование – «эффект выше среднего»…), по которому практически любой человек считает, что обладает положительными качествами (тем же интеллектом), явственно превосходящими средние значения (любопытно, что для качеств отрицательных срабатывает эффект «ниже среднего»: т.е. мы обычно думаем, что не являемся такими же плохими, как «средний» человек…). Все это было бы хорошо и нормально (самооценка – великая вещь!), если бы не одно «но». Основываясь на иллюзорном превосходстве, мы, в итоге, лично для себя как бы исключаем выводы статистики. И, например, курим как паровозы, и пьем, как лошади, считая притом, что лично нас и рак легких, и цирроз печени как бы даже и не может коснуться…

Все вышесказанное касается, как вы сами понимаете, в общем-то, дилетантов. Но беда в том, что зачастую в своем самодовольном невежестве от них ничуть не отстают и профессионалы, просто не желающие принимать что-то новое. Проявляя при этом (действительно на почти условно-рефлекторном уровне) так называемый рефлекс Земмельвейса?  Даже не знаете, что это такое? Ну, тогда о том, откуда пошло это странное название, расскажу поподробнее.

Итак, в далеком уже от нас XIX веке жил да был некий Игнац Филипп Земмельвейс, каковой работал врачом-акушером в родильном доме при венской городской больнице. И, будучи профессионалом, а не любителем, он всерьез заинтересовался проблемой так называемой «родильной горячки» (послеродового сепсиса), от которой тогда умирало ну очень много рожениц. Так вот, если вкратце, то Земмельвейс обратил внимание на то, что смертность этих несчастных женщин в отделении, где практиковались студенты, была в 4-10 раз выше, чем в другом, в которое студенты не допускались. И в конце концов пришел к выводу, что источником инфекции является трупный материал с рук студентов-медиков, которые приходили в родильное отделение сразу после посещения анатомического театра. После чего потребовал, чтобы все – и студенты, и врачи – перед приходом в родильное отделение тщательно мыли руки, а затем дезинфицировали их раствором хлорной извести. Представляете, сколько рожениц во всем мире после этого можно было бы спасти от смерти!..

Так вот: практически нисколько. Потому что коллеги Земмельвейса, придерживающиеся «воздушно-космической» теории происхождения родильной горячки, встретили его идею, что говорится, «в штыки». Игнац Филипп вынужден был уйти с работы и переехать в Будапешт. Где продолжил борьбу за внедрение своего удивительно простого, но крайне эффективного метода. Увы – не увенчавшуюся успехом… И, в конце концов, вследствие долгих лет борьбы с непониманием очевидного, Земмельвейс стал страдать психическим расстройством. И, по иронии судьбы, умер в психбольнице от того же сепсиса…

Идеи антисептики восторжествовали в медицине только через 20 лет после их реального открытия: трудами куда более известного, чем Земмельвейс, Джозефа Листера. О том, сколько за это время, благодаря близорукому высокомерию ученых-медиков, умерло рожениц, официальная медицина предпочитает скрытно умалчивать…

Вот и получается, что за всеми осуществленными ученым людом неприятиями и опровержениями нового стоит банальный, работающий на уровне подсознания (Низшего бессознательного, ответственного за выживание…) рефлекс Земмельвейса…

А вот за ситуацией, когда мы охотно принимаем всяческие прогнозы и псевдонаучную чепуху, стоят другие психологические закономерности. Эффект Джин Диксон (прорицательницы, якобы предсказавшей убийство президента США Дж. Кеннеди, а на деле просто загадочно бормотнувшей о том, что, дескать, на выборах победит демократ, который затем будет убит или просто умрет в своем офисе…), согласно которому люди запоминают именно сбывшиеся предсказания, притом что количество несбывшихся их просто не интересует. И эффект «доктора Фокса», названный так в честь несуществующего ученого, роль которого исполнял специально нанятый актер. Каковой, однако, весьма грамотно подготовился к лекции, выписав из научных статей соответствующие термины и фразы, которые он употреблял, совершенно не согласуясь с логикой и контекстом, но с апломбом и уверенностью в истинности произносимого. Так вот, аудитория этого «лектора» оказалась не способной понять, что им в буквальном смысле «вешают лапшу на уши», и высоко оценила выступление пресловутого «доктора Фокса».

Ну все, хватит (пока) о феноменах человеческого невежества, тем более, что всяческих эффектов и рефлексов, ее объясняющих, в психологии существует ну очень много. Напоследок упомяну только еще один: объясняющий нашу веру в гороскопы, хиромантию и всякие там психологические характеристики: эффект Барнума. Согласно которому люди крайне высоко оценивают точность таких описаний их личности, которые, как они предполагают, созданы индивидуально для них, но которые на самом деле крайне обобщены и неопределенны настолько, что могут применяться для всех без исключения людей…

А вот в том, что касается третьего вопроса – о недобросовестности «журналюг», предпочитающих плохие новости хорошим, — все оказалось совсем даже просто. В силу того, что большинство людей склонны к мотивации «ОТ» (болезни, бедности, неуспеха и т. п.), именно ОТрицательная информация и интересует их больше всего.  Раз так, плохие новости, естественно, весьма даже хорошо оплачиваются. А современная журналистика, будучи, увы, «второй древнейшей профессией», давно уже ориентирована не столько на истину, сколько на оплату своего «нелегкого» труда…

P.S. Дал прочитать эту статью жене, и в ответ услышал вполне даже справедливое: «А что ты хочешь: люди теперь предпочитают все упрощать…». А вернувшись за письменный стол, неожиданно для себя записал сами собой возникшие строки:

«Упрощается все. Только я не хочу упрощаться.
Деградируют люди, им больше не нужен Завет…
Но останутся те, кто хотел и умел усложняться,
Чтобы в гаснущем мире зажечь на прощание Свет…».

© Институт Инновационных Психотехнологий Ковалева С.В.
Эксклюзивные права на все материалы сайта psy-in.ru принадлежат Институту Инновационных Психотехнологий. При цитировании и использовании материалов ссылка на автора и Институт Инновационных Психотехнологий обязательна. Подробнее