Литературный этюд на тему: «ИНП и СПОРТ»

Наумова Юлия Владимировна

Литературный этюд на тему: «ИНП и СПОРТ»

«Оковы тяжкие падут, темницы рухнут – и свобода»!
А. С. Пушкин

Вообще-то говоря, под литературным этюдом понимается этакое маленькое произведение, где автор максимально правдиво передает чувства и впечатления себя и другого от решения конкретной задачи…Казалось бы, как можно представлять научно-практическую статью через призму чувств и впечатлений? Думаю, возможно. Вот и я решила попробовать себя в этом жанре. А для начала, в качестве примера для эмоционально-смысловой составляющей данного этюда, предлагаю фрагмент из знаменитой книги американской писательницы Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»:

«Мистер Риарден, — голос Франсиско звучал спокойно и серьезно. — Скажите, если бы вы увидели Атланта, гиганта, удерживающего на своих плечах мир, если бы увидели, что по его напряженной груди струится кровь, колени подгибаются, руки дрожат, из последних сил тщась удержать этот мир в небесах, и чем больше его усилие, тем тяжелее мир давит на его плечи, что бы вы велели ему сделать? 

— Я… не знаю. Что… он может поделать? А ты бы что ему сказал?

 — Расправь плечи.»

Вот такой-вот рецепт… Понимаю, бывает тяжело «расправить плечи». Особенно при тяжелой физической и психологической нагрузке. Давит психотравмирующий опыт; кажется, что перепробовал все — не помогло, а значит, по-иному, как бы хотелось, уже не будет. Винишь себя, винишь других, продолжаешь бороться с ветряными мельницами, а потом затихаешь, решив, что миру ты неугоден и его большие возможности, наверное, не для тебя… Подобные откровения я постоянно слышу от своих клиентов – профессиональных спортсменов, людей постоянно живущих под стрессом запредельных нагрузок…

Так уж получилось, что я уже достаточно давно работаю со спортсменами. Это, в основном, футболисты, дзюдоисты и самбисты. Я не являюсь спортивным психологом, узкопрофильных специалистов в нашем Институте вообще нет (хотя у всех есть любимые темы), каждый из специалистов проходит всестороннюю серьезную подготовку под руководством Сергея Викторовича Ковалева и каждый способен помочь в решении большого спектра человеческих проблем. Но, так уж вышло, что спорта в моей жизни было и остается много, а футболисты, так вообще, стали моими первыми клиентами на просторах необъятного поля деятельности ИНП-психотерапии (хотя честно признаюсь, что данный вид спорта особенно люблю… как болельщик).  Об одном таком интересном случае я вам и расскажу в статье следуя канонам жанра … Дело было так:

Некоторое время назад на прием пришел профессиональный футболист. Назовем его Егор.  Егору 19 лет. С порога он заявил, что ЖЕЛАЕТ ПОВЫСИТЬ УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ, ибо считает, что несмотря на то, что своевременно делает ВСЕ, требующееся от него: соблюдает режим и рекомендации тренера, оттачивает удары и тренирует слабые моменты …  Но как игрок он не прибавляет в мастерстве(!). Методом исключения причин топтания на одном месте и отсутствия роста он и решил, что дело, должно быть, в собственной неуверенности.

Егор излагал свою историю правильным благозвучным слогом, структурированно и красиво. Было очевидно, что он всесторонне развитый молодой человек, начитанный и даже подкованный в вопросах психологии. В процессе первичной беседы я собирала «анамнез», попутно задавала уточняющие вопросы и проясняла семантику его слов и рассуждений. Первое впечатление — казалось бы, в его карьере, да и в жизни в целом, как будто все всегда шло более ли менее гладко: любящие родители, которые живут в другом городе, заработок, здоровье, есть любимая девушка, дело жизни… Но вот мы доходим до профессиональных травм.

-Егор, расскажи, пожалуйста, обо всех травмах в твоей футбольной карьере.

Парень напрягся, заерзал, глаза забегали.

-Да какие травмы? Не было у меня серьезных травм. Так, ерунда. Это совсем не больно, просто… эти ничтожные и случайные травмы выбивали меня из тренировочного процесса.

-Полагаю, ты можешь подсчитать насколько, в общей сложности, эти травмы выбили тебя из тренировочного и игрового процесса? 

Надо сказать, я ожидала услышать, что месяца на четыре.

-В общей сложности на 2 года.

(Ого… 2 года — целая жизнь, если говорить о большом спорте. Для спортсмена стоять на месте значит идти назад. Ничего себе «ничтожные и случайные травмы»! (Еще один случай в копилку моего наблюдения: об очень распространенном среди спортсменов типе людей, так называемого шестого эннеатипа («Скептик-реалист-лоялист»). Коротко для справки: тип личности с точки зрения особой глубинной мотивации: с присущим ему мазохистским «не чувствуй боли» …В спортивной жизни – блестящие командные игроки, стремящиеся быть в безопасности, и которые могут сами создавать ситуации, где в конце проигрывают…)).

Далее Егор неохотно принялся рассказывать о череде случайных и мелких травм, приключавшихся с ним то на отдыхе, то во дворе, то по пути с тренировки домой. Он рассказал, что постоянно подворачивает одну и ту же ногу и без тейпирования (бинтование особым образом, которое в его случае занимает 30 минут) он ни на тренировку, ни, тем более, на игру категорически отказывается выходить. Надо сказать, что первая такая «случайная» травматика приключилась, когда клиенту было 15 лет.

-Что же происходило в твоей жизни в этот момент или незадолго до первичной травмы?

Ничего. Все, как всегда.

— Значит, что тогда ты был мальчишкой совсем…, жил с мамой и папой, ходил в школу, чему-то радовался, о чем-то грустил…

После этих слов протянула Егору бумагу и карандаши, попросила изобразить его «Там и Тогда», в те самые 13–15 лет. Затем, по известной схеме (известной тем, кто посещал семинары по психотерапии детства. А кому до сих пор не удалось пройти курс по детской психотерапии, пусть не отчаивается и дождется следующего учебного года. Наши «детские» ИНП семинары – это настоящий клондайк знаний, мастерских тонкостей и богатейшая палитра точных работающих инструментов), последовательно, попросила изобразить на том же листе все остальное, имеющее важность для диагностики проблемы. Когда рисунок был завершен, время сессии завершилось, и мы расстались до следующего занятия. Помню, как уже в дверях попросила Егора припомнить, были ли в роду у родственников какие-либо проблемы с ногами. Эта просьба ничем не была обоснована на тот момент. Только интуицией.

Проанализировав данные, я увидела, что дело вовсе не в какой-то неуверенности в себе. Неуверенность, на мой взгляд, в данном случае лишь следствие глубинного психотравмирующего опыта клиента. Как потом и оказалось, проблема пышным цветом расцветала в «зоне бабушки по материнской линии».

На следующем занятии Егор рассказал, что все в его роду отличались крепким здоровьем кроме бабушки, которая достаточно рано и скоропостижно скончалась.  На мой вопрос, что послужило причиной, Егор насупился и сквозь зубы процедил «потому, что врачам на бабушку было наплевать». Поняв, что «наступила» на нечто болезненное, зашла с другой стороны.

-Расскажи мне, как ты в футбол попал? Как стал профессиональным спортсменом? С какого возраста все началось для тебя?

И Егор принялся рассказывать, погружаясь в радостные и теплые воспоминания. Оказалось, что именно бабушка научила его чеканить мяч, обводить и накатывать. («Есть женщины в русских селеньях», — вспомнились мне слова Некрасова.) Именно она впервые привела его в футбольный клуб, когда мальчику было 8 лет. Она была практически на всех играх внука. Привила ему интерес и раскрыла в его сердце любовь к футболу, распахнула для него двери в спортивный мир.

-А потом?                                                                                                         

-А потом у нее обнаружили диабет и вскоре она умерла.

-Но как так, Егор? Лично знаю людей, живущих с диабетом много-много лет, не имеющих диабетических осложнений по здоровью. Люди с диабетом создают семьи, рожают детей, среди них есть немало профессиональных спортсменов, так с чего ты взял, что она умерла от диабета?

-Врачи же, ничего ей не объясняли, она несколько лет от незнания как с этим диабетом справляться существовала и сгорала. В конце концов гангрена, бабушке отрезали правую ногу, а спустя 3 недели ее не стало.

Егор долго еще сокрушался, что в том своем возрасте не понимал и сам, что это за диагноз такой, был маленьким, чтобы ей помочь, а теперь он во всем разобрался и точно помог бы ей не умереть…Самообвинение и обвинения врачей так и сыпались из него. На помощь пришло МДГ, психотехнология скорой помощи, которая вывела клиента из острого состояния в считанные минуты. Затем, аккуратно сказала парню, что ничего в физическом мире мы поделать уже не можем, что произошло, то произошло и это следует принять, как данность и не терзать себя. Любовь никуда не делась и очень возможно, что его воинствующее самобичевание и поиски виноватых не дают бабушкиной светлой душе обрести покой, которого она заслуживает, а родственные связи вместо того, чтобы стать и быть поддержкой, превратились в удушающий хомут.

Егор согласился, и мы продолжили известной и всеми любимой в ИНП «Шестеркой принятия Ковалева», — техника настоящая палочка-выручалочка, дающая клиенту возможность выйти из фокуса проблемы и реально начать действовать себе во благо. Не даром еще Эйнштейн говорил: «Самая большая глупость — это делать все то же самое и надеяться на другой результат». Делается «Шестерка Принятия» следующим образом:

  1. Сначала проблему следует принять
  2. Отказаться от поиска виноватых.
  3. Перестать вопрошать «за что мне это все».
  4. Минимизировать последствия.
  5. Понять урок, ответив на вопрос «для чего».
  6. Понять подлинный смысл, ответив на вопрос, «чего хорошего не случилось, если бы не это».

Далее, очень осторожно из лоскутков его рассказов мы сшили во единое полотно все события от «Там и Тогда» до «Здесь и Сейчас».

Психологи поймут, что налицо факт семейной лояльности внука к бабушке. Распознают, что мы имеем дело с психогенетической историей. Егор был очень привязан к бабушке родственными связями и ресурсами благодарности вперемешку с детской чистой любовью, ведь именно она распознала его призвание и отворила двери в большой футбол. Напомню, когда парню было 14, бабушка потеряла ногу, которой она учила внука играть в детстве. Почти сразу, Егор и сам в психологическом смысле остается без ведущей ноги. Наступает череда «случайных травм», нога постоянно выходит из строя, становится причиной его нереализованности в деле его жизни. А дальше постоянная настороженность, не уверенность в себе и собственных действиях на поле, нога постоянно оттягивает массу внимания и энергии на себя.

Перед основной психотехнологией, алгоритм которой опишу ниже, мы провели работу с негативными персонификациями (психогенетическое отягощение). Так как, к данному моменту удалось выявить лицо, ответственное за происходящее с клиентом – бабушку -, в работе на первом месте присутствовала ее персона.

По известной из семинара «Психогенетическая психотерапия и антиневротический модуль», схеме необходимо было произнести фразу:

1. «Я не моя бабушка и я не______».

Таким образом, мы составили список психогенетических отягощений клиента. Что получилось, «… И я не буду есть много сладкого, я не буду слишком строгим и отчужденным со своими детьми, я не буду отчаянно требовательным и самокритичным к себе». К слову сказать, бабушка всю жизнь поедала себя за то, что сразу после школы отправила свою дочь в другой город с суммой денег, которой хватило всего на 3 дня проживания со словами «справляйся как хочешь». (на всякий случай, проверили родителей на предмет того, взял ли клиент нечто относящееся к его проблеме и от них.)

2. Последовательно, каждую проблему, Егор репрезентировал в личном пространстве ее «аватар».

3. Осуществил возврат.

Егору очень трудно давалась работа «по-взрослому»: визуализировать образы в собственном воображении, в своем личном пространстве. Поэтому, было решено провести данную психотехнологию на Игровом комплексе ПИК. В игровом комплексе очень легко опираться на фишки и картинки, если с визуализацией и кинестетической репрезентацией у клиента не очень получается. И, работая на нем, часто замечала, что это очень экономит время.

В помощь себе, клиент нарисовал рисунок про то, как он болезненно воспринимает недуг бабушки. На рисунке не было ничего позитивного. Совсем … Деревенский промозглый черный двор, мяч в кустах и черная коробка футбольного поля, окруженные, зарисованными в отдельных символах болезнью, злом, ходунками, костылями, шприцы, везде таблетки и перевязанная нога. Егор сказал, что никак эти картинки не может выкинуть из головы. Следом, я предложила клиенту изобразить на бумаге свой мозг, где тот четко указал места в локации мозга с застрявшими в нем символами беды. Дальше уже все пошло быстро. Вывели из репрезентации мозга травматичные символы в пространство и отправили их на трансформацию в «черный ящик» После проверки на экологию, через специально по этому случаю созданную зону безопасности для тела и психики, позитивные символы Егор ввел в свое тело.

Таким образом, Егор подошел к основной психотехнологии, название которой «Полная возвратная передача» И алгоритм ее следующий:

  1. Обнаружьте и обозначите проблему психогенетического характера.
  2. Осуществите ее психосемантическую четырехкодовую репрезентацию.
  3. Определите, где в личном пространстве находятся репрезентации отца и матери и положите там маркеры.
  4. Напишите на листе номинализацию проблемы и репрезентируйте на нем выявленное ее содержание.
  5. Определите, от кого из ваших родителей она пришла и положите лист перед соответствующим маркером со словами «Я нес это за тебя. Теперь я оставляю это тебе».
  6. Встаньте на маркер «Станьте родителем и примите проблему»
  7. Найдите, обернувшись, своих отца и мать, и повторите то, что описано в п. п. 5 и 6.
  8. Продолжайте до тех пор, пока не определите последнего персонажа и источник проблемы.
  9. Став последним персонажем, обменяйте, договорившись с источником, проблему на ресурс.
  10. Последовательно умножая, по выявленной «цепочке» предков, перенесите ресурсы в настоящее.
  11. Проверьте результат

 

В случае моего клиента проблемой была подвергавшаяся частым травмам нога, не позволяющая ему самореализоваться в футболе. В ходе беседы установлено, что пришла проблема по материнской линии, от бабушки, которой и было передано то, что нес за нее внук. Взамен Егор получил много позитивных символов, все подарки-ресурсы бессознательного были окутаны белым светом, что свидетельствовало о получаемой им свободе, снятии запрета на самореализацию и прекращении программы расплаты и самонаказания.  (По последним двум мы с Егором еще поработали на следующем занятии, чтобы окончательно закрепить результат). Помню, как в конце этой сложной и мощной психотехнологии у Егора изменилось лицо, как будто он выдохнул: «Наконец-то!».

-Знаете, я отчетливо увидел настоящие оковы. Это как-то прямо напугало меня. То есть, сначала она передала мне белый светящийся ключ, а потом я и увидел оковы. Меня они держали за обе ноги, а другой конец тянулся к бабушке.

Парень, которому так тяжело сначала давалась работа в пространстве, тем не менее, работая с закрытыми глазами, освободил от оков сначала бабушку, затем, себя.

Через 8 недель после завершения нашей с ним работы, я увидела его в коридоре, у своего кабинета. Егор принес мне свежий рисунок, где он изобразил румяную деревенскую женщину в собственном саду, неподалеку дом и сельская живность — все в цвете и позитивных красках.

-Юлия Владимировна, в общем, это какое-то чудо. Теперь я играю в основном составе, а вот однажды на игру я забыл тейпировать ногу и что Вы думаете? Я об этом вспомнил лишь после игры, в раздевалке. Похоже, я начинаю верить в психологию.

Эти его слова «похоже я начинаю верить в психологию» прозвучали настолько умилительно и по-детски просто, что я в ответ только улыбнулась от души и произнесла

Егор, вне зависимости от того веришь ты в психологию и психотерапию или нет, она существует и помогла тебе вылезти из ямы обусловленностей. А что, у бабушки действительно были сиреневые волосы?

-Нет, на самом деле, коричневые, просто мне так захотелось ее изобразить. (Для справки: коричневый цвет говорит об усталости и болезненности, а вот сиреневые — это совсем другое дело! Это о семейственности.)

Сейчас Егор перешел в другой футбольный клуб, с лучшими условиями и зарплатой. Играет в основном составе и дал свое согласие описать его историю.

Вот такой вот этюд…

© Институт Инновационных Психотехнологий Ковалева С.В.
Эксклюзивные права на все материалы сайта psy-in.ru принадлежат Институту Инновационных Психотехнологий. При цитировании и использовании материалов ссылка на автора и Институт Инновационных Психотехнологий обязательна. Подробнее