Три образа моей печали: работа с созависимостью при давнем сроке окончания отношений

Автор: Инна Олеговна Семенова

Клиентки, о работе с которыми пойдёт речь в данной статье, многие месяцы страдали от разрыва отношений со своими партнерами. Однако, они более или менее успешно заглушали свои чувства развлечениями, работой, сайтами знакомств.

Благодаря кризису самоизоляции, они оказались вне своего привычного круга. Обида, горечь, разочарование, неуверенность в себе и ощущение утраченных надежд обострились настолько, что заставили их начать активно искать выход.

В своей статье я опираюсь на результаты работы с 4 клиентками. Эти случаи объединяет то, что у всех женщин отношения закончились давно (от полугода до полутора лет), каждая оценивала их (отношения) как исключительные, мужчину — как единственного в своём роде. И все они страдали от расставания как в первый день. И, безусловно, хотели избавиться от всего этого, получив возможность снова наслаждаться жизнью, а также построить новые счастливые отношения.

Для таких запросов в Интегральном нейропрограммировании имеется целая система работы. Однако, здесь я опишу несколько особенностей, которые оказались значимыми для решения проблемы при давнем сроке окончания любовных отношений.

Подробное описание Настоящего Состояния клиенток выполнялось по модели “Мерседес-СК”.

Все клиентки признавали: несмотря на то, что расставание произошло давно, они до сих пор внутри себя жили в том моменте. С течением времени старая боль не утихала, к ней прибавилась новые страдания. Они выражались в навязчивых мыслях о партнёре, негативных мыслях о самой себе, плохом сне, болях в груди, голове; частых слезах, плохом настроении и невозможности работать и жить, как прежде.

В состоянии — тревога, апатия, обида. Страх, что эти отношения были последними. Злость на себя и партнёра. Тяжесть в груди, комок в горле, жжение в глазах и “какая-то воронка в голове”.

В поведении — постоянный возврат к самим отношениям, к моменту расставания с партнёром. Попытки оправдать его и найти свою вину; мысли о том, как её искупить. Иногда — подсматривание за бывшим в соцсетях.

Убеждения следующего характера: “Я что-то сделала неправильно”, “Я не такая, недостойная”, “Он был самым лучшим и единственным”.

Образы себя — “Беспомощная девочка”, “Старая тетка”, “Просто тряпка”.

Контекст. Любой вид счастливых пар. Любая ситуация, напоминающая о нем: улица, освещение, песня. Ситуации незанятости работой, учёбой или дружеским общением.

Далее следовала работа по снятию созависимости (автор психотехнологии — С.В. Ковалев).

При создании психогеографии необходимо было достичь максимально точного и яркого проявления образа Объекта созависимости.

Поскольку все клиентки так или иначе описывали три основных момента: уникальность своих ощущений в отношениях, резкий болезненный разрыв и мучительность последующих страданий — решено было “составить” конечный образ из этих трёх.

Интересно, что расслоение на образы не было хаотичным. Здесь прослеживается парадигмальный подход, представленный С.В. Ковалевым в статье “Парадигмы до самого низа: об основах парадигмальной концепции” и принятый в ИНП 3.0.

  • Содержание — ощущения клиентки;
  • Структура — вид проекции;
  • Динамика — её соответствие моменту времени.

Сильный, яркий, красивый образ в интимной зоне был связан с лучшими моментами отношений, соответствовал очарованию мужчиной и уникальным самоощущениям клиентки (как достойной любви, интересной живой). Отвратительный, мерзкий, но тоже яркий и находящийся близко образ — боли и обиды, полученных в результате кризиса расставания, а также её негативным самоопределениям (ненужной, недостойной, виноватой). Далёкий и бледный образ соотносился с периодом после расставания, с навязчивыми мыслями о мужчине и своих утраченных надеждах (на любовь, семейную жизнь и нормальное будущее).

Когда все три образа появлялись, они легко по моей просьбе соединялись в один (в двух случаях они сливались сами). В результате получалось то, что нужно: неприятный объект созависимости, имеющий ярко выраженные связи и вызывающий стойкие неприятные чувства, мысли и ощущения.

Полагаю, что образов может быть и больше, и меньше трёх. Всё зависит от конкретного случая и того контекста для работы, который мы хотим актуализировать. В любом случае при работе с давними сроками окончания отношений требовалось подключение более широкого контекста и актуализация большего пласта материала, чем при работе со “свежими ранами”.

После проведенной работы все четыре клиентки через 1-2 недели рассказали, что мысли о тех мужчинах либо вовсе перестали их посещать, либо были случайными и безболезненными, как о старых знакомых.

Они почувствовали значительное облегчение состояния: улучшилось настроение, появилось желание работать, общаться с друзьями.

Также они отмечали изменившиеся самоощущения, они стали воспринимать себя как ценных, достойных внимания и хорошего отношения.

Итак, подведём итоги.

При большой давности окончания отношений образ объекта созависимости может «расслаиваться» на несколько образов, каждый из которых соответствует значимому моменту или периоду отношений. У этих образов есть содержание, структура и динамика, которую выражают соответственно ощущения клиентки от этих образов, временной момент и качество образа – яркость, вид и расположение в пространстве.

При появлении одного образа, если он не подходит по характеристикам к образу объекта созависимости, необходимо простроить недостающие образы, а затем слить их в один, который и будет подходящим.

 

© Институт Инновационных Психотехнологий Ковалева С.В.
Эксклюзивные права на все материалы сайта psy-in.ru принадлежат Институту Инновационных Психотехнологий. При цитировании и использовании материалов ссылка на автора и Институт Инновационных Психотехнологий обязательна. Подробнее